четверг, 18 августа 2016 г.

Иван Семенович Барков--Лука Мудищев





1-Лука Мудищев - Читает: В.И.Качалов
Год выпуска: 1938
Читает: В.И.Качалов
Жанр: Классическая басня с элементами русского фольклора и ненормативной лексики
Продолжительность: 00:38:11
Описание: Первая аудио-запись поэмы принадлежит великому русскому актеру Василию Ивановичу Качалову, который сделал ее, скорее всего, в конце тридцатых годов, во время гастролей МХАТА в Америке. "Академического" текста поэмы не существует.
Существует и другая версия, что на тон-студии "Мелодии" в коце 40-х годов кто-то из известнейших тогда артистов (чуть ли не старик Качалов или Кторов, актер МХАТа) начитали под музыку "Луку" и "Утехи". Но их "стуканули". Матрицу "Мудищева" ухитрились спасти, и эта запись вышла на компакте уже в 90-х, а "Утехи" уничтожили. Последнее произведение осталось только на пленке, которую тоже кто-то умудрился из-под носа проверяющих стащить. Начинаются оба творения с проигрыша и "Не смею вам стихи Баркова благопристойно перевесть. Я даже имени такого не смею в свете произнесть. Александр Сергеевич Пушкин". Позже была "Фелиста", которую молва приписывает именно Кторову.
Лука Мудищев -Иван Царев




Василий Качалов
Русский актёр
Русский актёр, на протяжении многих лет один из ведущих актёров Художественного театра, один из первых Народных артистов СССР. Его имя носит Казанский драматический театр, один из старейших в России. Википедия
Родился11 февраля 1875 г., Вильнюс, Российская империя
Умер30 сентября 1948 г. (73 года), Москва




Михаил Иванович Царёв
Советский актёр
Советский актёр театра и кино, театральный режиссёр, мастер художественного слова. Народный артист СССР. Герой Социалистического Труда. Лауреат Сталинской премии второй степени и Государственной премии СССР. Член ВКП с 1949 года. 
Родился1 декабря 1903 г., Тверь
Умер10 ноября 1987 г. (83 года), Москва

Иван Барков - Лука Мудищев - Читает: Михаил Царёв
Год выпуска: 1996 г.
Фамилия автора: Барков
Имя автора: Иван
Исполнитель: Михаил Царёв
Жанр: Басня
Музыкальное сопровождение: присутствует частично
Время звучания: 01:11:23
Описание:
01. Часть № 1
02. Часть № 2

В книге присутствует ненормативная лексика.

Данная запись была сделана в суровые времена советской цензуры в глубоком подполье.
Была проведена максимально возможная реставрация исходной фонограммы.
При оформлении компакт-диска использован фрагмент работы художника Обри Бердслея.

Иван Семёнович Барков - Лука Мудищев, антология непечатного жанра
Его биография обросла огромным количеством легенд. По одной из них, умер в состоянии психического припадка в момент запоя, утонув в нужнике. Перед смертью якобы отметил свою судьбу в эпитафии: «Жил грешно и умер смешно».
О жизни первого русского эротического поэта известно очень мало: учился в Александро-Невской духовной семинарии и университете Академии наук в Петербурге, откуда был исключен за пьянство и кутежи, за которые подвергался также телесным наказаниям. Затем служил наборщиком, копиистом и переводчиком. В 1766 г. был из Академии уволен и через два года умер в полной безвестности. Стихи Баркова распространялись в списках, причем ему приписывалось и множество позднейших сочинений. Массовый русский читатель впервые смог прочитать стихи Баркова только в 1991 году.
По поводу авторства "Луки Мудищева" споры литературоведов не утихают до сих пор, многие из них считают, что "Лука" написан лет через сто после смерти Баркова, некоторые приписывают авторство А. С. Пушкину. Интересующиеся могут поискать инфу в сети, ее там немало. Но оставим споры об авторстве специалистам и послушаем лучше прекрасные, IMHO, стихи...









Иван Барков.
Лука Мудищев


Пролог

О вы, замужние, о вдовы,
О девки с целкой наотлет!
Позвольте мне вам наперед
Сказать о *бле два-три слова.

*битесь с толком, аккуратно,
Чем реже еться, тем приятней,
Но боже вас оборони
От беспорядочной *бни!

От необузданной той страсти
Пойдут и горе, и напасти,
И не насытит вас тогда
Обыкновенная елда.


Блажен, кто смолоду *бет
И в старости спокойно серит
Кто регулярно водку пьет
И никому в кредит не верит.

Природа женщин наградила:
Богатство, славу им дала,
Меж ног им щелку прорубила
И ту п*здою назвала.

Она для женщины игрушка,
На то названье ей п*зда.
И как мышиная ловушка,
Для всех открытая всегда.

Она собой нас всех прельщает,
Манит к себе толпы людей,
И бедный х*й по ней летает,
Как по сараю воробей.



Часть 1
Дом двухэтажный занимая
В родной Москве жила-была
Вдова – купчиха молодая,
Лицом румяна и бела.

Покойный муж ее мужчиной
Еще не старой был поры.
Но приключилася кончина
Ему от жениной дыры.

На передок все бабы слабы,
Скажу, соврать вам не боясь.
Но уж такой *бливой бабы
Никто не видел отродясь!

Покойный муж моей купчихи
Был парень безответный, тихий
И слушая жены наказ
Ее *б в сутки десять раз.

Порой он ноги чуть волочит,
х*й не встает, хоть отруби.
Она и знать того не хочет:
Хоть плачь, а все-таки *би!

Подобной каторги едва ли
Смог вынесть кто. Вот год прошел
И бедный муж в тот мир ушел,
Где нет ни *бли ни печали.

Вдова, не в силах пылкость нрава
И буйной страсти обуздать,
Пошла налево и направо
И всем и каждому давать.

Ее *бли и пожилые,
И старики, и молодые,
А в общем все кому не лень
Во вдовью лазили п*здень.

Три года *бли бесшабашной,
Как сон для вдовушки прошли.
И вот томленья муки страстной
И грусть на серлце ей легли.

И женихи пред ней скучают,
Но толку нет в них ни х*я.
И вот вдова грустит и плачет,
И льется из очей струя.

И даже в *блишке обычной
Ей угодить никто не мог:
У одного х*й неприличный,
А у другого короток.

У третьего – уж очень тонок,
А у четвертого – муде
Похоже на пивной бочонок
И больно бьется по манде.

То сетует она на яйца –
Не видно, словно у скопца.
То х*й короче чем у зайца…
Капризам, словом, нет конца.

И вот по здравому сужденью
Она к такому заключенью
Не видя толку уж ни в ком,
Пришла, раскинувши умом:

«Мелки в наш век пошли людишки –
х*ев уж нет – одни хуишки,
Но нужно мне иль так, иль сяк
Найти себе большой елдак!

Мне нужен муж с такой елдою,
Чтоб еть когда меня он стал,
Под ним вертелась я юлою,
И зуб на зуб не попадал!»

И, рассуждая так с собою,
Она решила сводню звать –
И та сумеет отыскать
Мужчину с длинною елдою!


Часть 2

В замоскворечье, на Полянке
Стоял домишко в два окна.
Принадлежал тот дом мещанке
Матрене Марковне. Она

Тогда считалася сестрицей
Преклонных лет, а все девицей.
Свершая брачные дела –
Столичной сводницей была.

Иной купчихе – бабе сдобной,
Живущей с мужем-стариком, –
Устроит Марковна удобно
Свиданье с *барем тайком.

Иль по другой какой причине
Жену свою муж не *бет,
Она тоскует по мужчине,
И ей Матрена х*й найдет.

Иная в праздности тоскуя
Захочет для забавы х*я,
Матрена снова тут как тут,
Глядишь, красотку уж *бут!

Мужчины с ней сходили в сделку.
Иной захочет (гастроном!)
Свой х*й полакомить, и целку
К нему ведет Матрена в дом.

И вот за этой, всему свету
Известной, сводней вечерком
Вдова отправила карету
И ждет Матрену за чайком.

Вошедши, сводня поклонилась,
На образа перекрестилась
И так промолвила, садясь,
К купчихе нашей обратясь:

«Зачем прислала, говори!
Иль до меня нужда какая?
Изволь, хоть душу заложу,
А уж тебе я услужу!

Коль хочешь, женишка устрою,
Иль просто чешется манда?
И в этот раз, как и всегда
Могу помочь такому горю.

Без *бли, милая, зачахнешь,
И жизнь вся станет не мила.
Но для тебя я припасла
Такого *баря, что ахнешь!»

«Спасибо, Марковна, на слове,
Хоть *барь твой и наготове,
Но мне навряд ли он придется,
Хотя и хорошо *бется.

Мне нужен крепкий х*й, здоровый,
Не меньше десятивершковый,
Не дам я каждому х*ю
Посуду пакостить свою!»

Матрена табаку нюхнула,
О чем-то тяжело вздохнула,
И помолчав минуты две,
На это молвила вдове:

«Трудненько, милая, трудненько,
Такую отыскать елду.
Ты с десяти-то сбавь маленько,
Вершков тка на восемь – найду!

Есть у меня тут на примете
Один парнишка, ей же ей,
Не отыскать на белом свете
Такого х*я у людей.

Сама я, грешница, узрела
Намедни х*й у паренька,
Как увидала – обомлела!
Как есть – пожарная кишка!

У жеребца – и то короче,
Ему бы им не баб *бать,
А той елдой восьмивершковой
По закоулкам крыс гонять.

Сам парень – видный и здоровый,
Тебе, красавица, под стать.
И по фамильи благородный,
Лука его, Мудищев, звать.

Но вот беда, теперь Лукашка
Сидит без брюк и без сапог.
Все пропил в кабаке, бедняжка,
Как есть до самых до порток.»

Вдова восторженно внимала
Рассказу сводни о Луке
И сладость *бли предвкушала
В мечтах о длинном елдаке.

Затем уж, сваху провожая,
Она промолвила, вставая:
«Матрена, сваха дорогая,
Будь для меня как мать родная,
Луку Мудищева найди
И поскорее приведи!

Дам денег, сколько ни захочешь,
Уж ты, конечно, похлопочешь.
Одень приличнее Луку
И завтра будь с ним к вечерку».

Четыре радужных бумажки
Дала вдова ей ко всему,
И попросила без оттяжки
Уж поутру сходить к нему.



Часть 3

В ужасно грязной и холодной
Коморке, возле кабака,
Жил вечно пьяный и голодный
Вор, пшик и выжига – Лука.

Впридачу бедности отменной
Лука имел еще беду –
Величины неимоверной
Восьмивершковую елду.

Ни молодая, ни старуха,
Ни бл*дь, ни девка-потаскуха
Узрев такую благодать,
Ему не соглашалась дать.

Хотите нет, хотите верьте,
Но про Луку пронесся слух,
Что он елдой своей до смерти
Заеб каких-то барынь двух!

И с той поры, любви не зная,
Он одинок на свете жил,
И х*й свой длинный проклиная,
Тоску-печаль в вине топил.

Позвольте сделать отступленье
Назад мне, с этой же строки,
Чтоб дать вам вкратце представленье
О роде-племени Луки.

Весь род Мудищевых был древний,
И предки бедного Луки
Имели вотчины, деревни
И пребольшие елдаки.

Один Мудищев был Порфирий,
При Иоанне службу нес,
И поднимая х*ем гири,
Порой смешил царя до слез.

Второй Мудищев звался Саввой
Он при Петре известен стал
За то, что в битве под Полтавой
Елдою пушки прочищал.

Царю же неугодных слуг
Он убивал елдой как мух.

При матушке Екатерине
Благодаря своей хуине
Отличен был Мудищев Лев
Как граф и генерал-аншеф.

Свои именья, капиталы
Спустил уже Лукашкин дед.
И наш Лукашка, бедный малый,
Остался нищим с малых лет.

Судьбою не был он балуем,
И про него сказал бы я –
Судьба его снабдила х*ем,
Не дав впридачу ни х*я!

Часть 4

Настал уж вечер дня другого.
Купчиха гостя дорогого
В гостинной с нетерпеньем ждет,
А время медленно идет.

Пред вечерком она помылась
В пахучей розовой воде,
И чтобы худа не случилось,
Помадой смазала в п*зде.

Хотя ей х*й большой не страшен,
Но тем не менее в виду
Такого х*я, как Лукашин,
Она боялась за п*зду.

Но, чу! Звонок! Она вздрогнула…
И гость явился ко вдове…
Она в глаза ему взглянула,
И дрожь почудилась в манде.

Пред ней стоял, склонившись фасом,
Дородный, видный господин.
Он прохрипел пропитым басом:
«Лука Мудищев, дворянин.»

Вид он имел молодцеватый
Причесан, тщательно побрит,
И не сказал бы я, ребята,
Что пьян, а все-таки – разит…

«Весьма приятно, очень рада,
Про вас молва уже прошла.»
Вдова смутилась до упаду,
Сказав последние слова.

Так продолжая в том же смысле,
Усевшись рядышком болтать,
Вдова одной терзалась мыслью –
Скорей бы *блю начинать.

И находясь вблизи с Лукою,
Не в силах снесть томленья мук,
Полезла вдовушка рукою
В карман его широких брюк.

И под ее прикосновеньем
х*й у Луки воспрянул вмиг,
Как храбрый воин пред сраженьем –
Могуч, и грозен и велик.

Нащупавши елдак, купчиха
Мгновенно вспыхнула огнем
И прошептала нежно, тихо
К нему склонясь: «Лука, пойдем!»

И вот уж, не стыдясь Луки,
Снимает башмаки и платье
И, грудей обнажив соски,
Зовет Луку в свои объятья.

Лука тут сразу разъярился
И на купчиху устремился,
Тряся огромную елдой
Как смертоносной булавой.

И бросив на кровать с размаху,
Заворотивши ей рубаху,
Всем телом на нее налег,
И х*й задвинул между ног.

Но тут игра плохою вышла,
Как будто ей всадили дышло,
Купчиха вздумала кричать
И всех святых на помощь звать.

Она кричит – Лука не слышит.
Она еще сильней орет.
Лука, как мех кузнечный дышит,
И все *бет, *бет, *бет!

Услышав эти крики, сваха
Спустила петлю у чулка
И шепчет, все дрожа от страха:
«Ну, знать, заеб ее Лука!»

Матрена в будуар вбегает,
Купчиха выбилась из сил –
Лука ей в жопу х*й всадил,
Но еть бедняжку продолжает!

Матрена, в страхе за вдовицу
Спешит на выручку в беде
И ну колоть вязальной спицей
Луку то в жопу, то в муде.

Лука воспрянул львом свирепым,
Матрену на пол повалил
И длинным х*ем, словно цепом
Ее по голове хватил.

Но тут купчиха изловчилась,
(она еще жива была)
В муде Лукашины вцепилась
И их совсем оторвала.

Но все же он унял старуху,
Своей елдой убил как муху,
В одно мгновенье, наповал.
И сам безжизненный упал!

Эпилог

Наутро там нашли три трупа –
Матрена, распростершись ниц,
Вдова, разъебана до пупа,
Лука Мудищев без яиц
И девять пар вязальных спиц.

Был труп Матрены онемевший,
С вязальной спицей под рукой,
Хотя с п*здою уцелевшей,
Но все с проломанной башкой!